История Лабинского района. Великая Отечественная война. Начало.

Материал составлен и подготовлен к печати старшим научным сотрудником лабинского музея истории и краеведения имени Ф. Моисеенко Ю.Б. Кисленко. История 70-летней давности о годах оккупации станицы, о партизанской войне и антифашистском движении насчитывает немало как скорбных, так и героических страниц для нас, потомков участников войны. Поэтому объемный материал о годах Великой Отечественной Войны в станице Лабинской мы разделим на несколько блоков. Сегодня речь пойдет о начале оккупации Лабинского района немецкими захватчиками.

Вторжение


22 июня 1941 года гитлеровская Германия вероломно напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война. Через год, летом 1942 года, фашисты были уже на Кубани. 25 июля на рубеже реки Дон начались оборонительные сражения на Северном Кавказе.
Накануне 24 июля в районе Ростова-на-Дону наблюдалось огромное скопление вражеских войск. Немцы сконцентрировали силы в несколько раз превосходящие войска Южного фронта. На Кавказском направлении была сформирована группа армий «А» в составе отборных, опытных, способных действовать в горных условиях, хорошо оснащенных бойцов вермахта.

Основной замысел по овладению Кавказом был изложен в директиве гитлеровского командования под условным наименованием «Эдельвейс». По этому плану неприятель рассчитывал окружить и уничтожить советские войска в междуречье Дона и Кубани. Затем - захватить территорию края, его порты, лишить Черноморский флот основных районов базирования и уничтожить его. По замыслу немецкого командования Краснодарский край, Кавказ должны были стать плацдармом для дальнейшего продвижения войск на Ближний и Средний Восток, в Индию. Гитлер надеялся установить связь с Турцией, 26 дивизий которой были развернуты на границе с СССР, втянуть ее в открытие на юге второго фронта. Одним из желанных объектов для фашистов была кавказская нефть (Майкоп, Грозный, Баку и др.). Противнику жизненно необходимо нужно было заполучить топливо для танковых и механизированных корпусов. (Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 / Администрация Краснодарского края. – Краснодар, 2005.)

На Кубани оккупантов привлекали мягкий климат, изобилие сельскохозяйственных угодий, близость Черного и Азовского морей. Немецкая газета «Фельцуг» расхваливая богатства Краснодарского края, писала: «Нет лучше пшеницы, чем на Кубани! Там лучшие в мире яблоки и душистый виноград, который дает приятное веселящее вино. Там много крупного рогатого скота, который благодаря обильным кормам, дает нежное, сочное мясо... Там табачные плантации и большие запасы табака, не уступающие македонскому. Там есть чай, напоминающий цейлонский». (Прибылов Г.В. Михизеева трагедия или «Кубанская Хатынь». – ТОО «Овен», 1993)

Успех фашистского наступления на юге оказался возможным вследствие серьезных просчетов советского командования, полагавшего, что противник нанесет основной удар не на южном, а на центральном, Московском, направлении. Для Кубани ошибка в прогнозе имела роковое значение. Советское Верховное Главнокомандование не смогло перебросит на Кавказ и Кубань силы, достаточные для отражения вражеского наступления. Положение усугублялось еще и тем, что Кубань была отрезана от центра: практически прекратилось централизованное материально-техническое снабжение, дислоцированных на юге войск. Железнодорожные и шоссейные пути, связывающие Кубань с центром страны были перерезаны противником.

25 июля 1942 года началась битва за Кавказ. Форсировав Дон в районе Ростова-на-Дону, немецкие войска приступили к оккупации Кубани. Основными направлениями движения вражеских армий на Кубани стали Краснодар и Армавир – Майкоп. В сравнении с войсками Северо-Кавказского фронта на стороне противника был колоссальный перевес в живой силе и технике: танков почти в десять раз больше, самолетов – в восемь раз, орудий и минометов - более чем в два раза.

События на Кавказском фронте развивались стремительно: овладевая на острие удара подавляющим преимуществом, противник развивал успех. Понимая, что на равнинах Кубани танковые части врага остановить не удастся, Генеральный штаб принял решение о том, что главная линия обороны должна пройти по реке Терек и Кавказскому хребту. (Кубань в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 / Администрация Краснодарского края. – Краснодар, 2005)

Из отчета крайкому ВКП(б) об отводе военнообязанных и призывников из пределов Краснодарского края, подготовленным крайвоенкомом А.И. Котелкиным
6 сентября 1942 года
«С 4 по 9 августа части Красной Армии отошли на левый берег Кубани, т.е. вся основная территория края была захвачена немцами. Части фронта в течение 5 – 6 дней отошли с севера на юг до предгорья Северного Кавказа. За это время были оставлены рубежи: Куго-Ея, Кубань, Лаба, Белая, причем обстановка сменялась так быстро, что военное командование было вынуждено в течение нескольких дней менять маршруты...Штабом округа первоначально указывалось, что все призывные будут перевозится по железной дороге, но эти указания потом отменялись, затем вновь подтверждались отправкой по ж. д. и т.д. Бесконечно менялись пункты назначения отводимых колонн. Все это дезорганизовывало как крайвоенкомат, так и райвоенкоматы.
Районы, прилегающие к пунктам сосредоточения Успенскому – Советскому, Лабинскому, были деморализованы непрерывными бомбежками и вклинившимся 2 – 5 августа в районы Армавира, Курганной, Лабинской противника...»
(ЦДНИКК, ф. 1774-А, оп. 2, д. 397, л. 66; д. 381, д. 18 – 25, д. 485, л. 28, 30. Кубань в годы Великой Отечественной войны. 1941 – 1945: Рассекреченные документы. Хроника событий. Книга 1. Упр. по делам архивов Краснодарского края; Упр. Федер. Службы безопасности России по Краснодарскому краю; Центр документации новейшей истории Краснодарского края; Гос. Архив Краснодарского края: сост. А.М. Беляев, И.Ю. Бондарь -2-е изд. – Краснодар, 2005. – С. 361 -362)
6 – 17 августа. События, происходившие в эти дни на армавиро-майкопском направлении, вошли в историю Великой Отечественной войны как Армавиро-Майкопская оборонительная операция войск Северо-Кавказского фронта.
На направлении этого главного удара противник превосходил советские войска в пехоте в 4 раза, артиллерии – в 10 раз, авиации – 7,7 раза, а также имел многократное превосходство в танках. Оборонявшие восточную часть края войска 12-й, 18-й армий и 1-го стрелкового корпуса были ослаблены. В среднем одна дивизия держала оборону на полосе фронта в 40 километров.

Отступление войск Северо-Кавказского фронта проходило в высоком темпе. Это обстоятельство беспокоило немецкое командование, опасавшиеся, по свидетельству начальника генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдера, что «отступающий здесь противник достигнуть северных острогов Кавказа гораздо раньше, чем наши подвижные соединения, а это значит, что нам придется снова столкнуться с организованной обороной». 6 августа 1942 года генерал-полковник Гельдер записал в своем дневнике: «Группа армий «А»: Противник откатывается в направлении Кавказа перед наступающими войсками Руоффа. Нам достаются многочисленные неразрушенные мосты. В излучине Кубани противник все ещё оказывает сопротивление». (Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 3. Кн. 2. - М., 1971 - С. 310, 316)

Советские инженерные войска при отступлении армий фронта предпринимали героические усилия по выводу из строя мостов и переправ. Об одном таком эпизоде рассказывается в книге Б.В. Баданина «На боевых рубежах Кавказа» (М., 1962. - С. 11, 12). В начале августа 1942 года 97-й минно-инженерный батальон получил задачу заминировать и уничтожить мосты через реки Кубань и Лабу. Подготов¬ленный к взрыву многопролетный мост через Лабу охраняла команда подрывников батальона во главе с младшим лейтенантом Шевцовым. Приказа на уничтожение моста не поступало; подрывники ждали. Внезапно появилась группа немецких сол¬дат, 20 - 25 человек, которые попытались захватить мост. Шевцов вместе с пятью солдатами огнем из винтовок и пулемета отогнал противника. Получив подкрепле¬ние, гитлеровцы снова пошли в атаку. Три часа длился этот бой, пока у защитников моста не, иссякли боеприпасы. Взорвать мост электрическим способом уже было невозможно, так как сеть была перебита. Тогда Шевцов, у которого осталось две гранаты, приказав солдатам отходить, вбежал на мост и гранатой подорвал заряд взрывчатого вещества. От детонации взорвались и другие заряды, подвязанные к фермам моста. Мост обрушился. При этом погиб младший лейтенант Шевцов. (Кубань в годы Великой Отечественной войны. 1941 – 1945: Рассекреченные документы. Хроника событий. Книга 1. – Краснодар, 2005. - С. 365, 366)
Перед лицом нависшей угрозы оккупации трудящиеся Краснодарского края и воины Красной Армии начали проводить эвакуацию населения, вывозить ценное оборудование промышленных предприятий, сельхозтехнику, нефть и т.д. А то, что нельзя было вывезти, надежно укрывалось, закапывалось или уничтожалось. Намолоченный хлеб и не вывезенный на элеваторы раздавали колхозникам, зарывали в землю, а остатки смешивали с землей, обливали керосином и поджигали. Нефтяники повредили оборудование на нефтеносных промыслах Апшеронска, Нефтегорска, Хадыженска, станицы Ильской Северского района. На Майкопском нефтекомбинате прошли спецме-роприятия но уничтожению нефтепромыслов...
Однако, как правило, о приближении врага в районах узнавали в самый последний момент. Обстановка в районах при отступлении, разнясь в деталях, была в общем-то, одинакова: отсутствие связи с краевым центром, неожиданное вторжение противника, спешная эвакуация и проведение спецмероприятий. Выдержки из архивных документов дополняют картину катастрофы, которую пережила Кубань в августе 1942 года.

Из докладной записки секретаря Гулькевического райкома ВКП(б) И.Ф. Залозного:
«...второго вечером и третьего с утра августа меся¬ца мы приступи к эвакуации скота, тракторов, моторов с комбай¬нов, детей с детдомов и закончили вывод всего указанного из района 5 августа по маршруту - Гулькевичи, Курганная, Лабинская, Возне-сенская, Черкесск...
Курганинский район, расположенный к югу от Гулькевичского, противника не ждал и заблаговременно к эвакуации не готовился. В районе последнее время не было постоянной воинской части, следовательно, не было и гарнизона - положение фронта нам совсем не было известно, с крайкомом связь была крайне плохая. Мы не имели никаких указаний ни по эвакуации скота, тракторов, комбай¬нов и детских домов, пи в отношении хлеба и других ценностей.

Разрешение на частичную эвакуацию семей партактива получили только 2-го августа. В ночь 2-го августа начали эвакуацию, и 3 - 4 - 5 августа были эвакуированы все семьи партийного актива... Крупный рогатый скот и молодняк лошадей из всех колхозов был отправлен 3 августа, со скотом было отправле¬но большое количество партийного и советского актива.
С тракторами и комбайнами сделали следующее: большое коли¬чество тракторов забрали проходившие части Красной Армии, а в оставшихся тракторах и комбайнах были сняты магнето и другие ценные части и зарыты в землю. Хлеб, находившийся в колхозах, мелкий скот и птицу - в большинстве колхозов организованно раз¬дали колхозникам. 6 августа утром после бомбежки немецких само¬летов Курганной и появления немецких танкеток в Константиновекой и Чамлыкской, которые обстреляли улицы из пулеметов, в 10 часов утра мы вместе с партизанским отрядом и истребительным батальоном оставили район и переправились через Лабу вброд, на-правившись в Ярославский район через село Унароково...
Работниками крайНКВД и ж. д. НКВД были взорваны нефтекачка и ж. д. мосты на Чамлыке в момент нашей переправы через Лабу».
Захватив Курганинский район, фашистские войска фактичес¬ки оказались в нашем тылу, между Армавиром и Майкопом, важ¬ными экономическими и стратегическими центрами края. (ЦДНИКК, ф. 4372, оп. 1, д. 24, л. 26 – 30, 134 - 143; ф. 1774 –А. оп. 2, д. 455, л. 86, 86 об. Кубань в годы Великой Отечественной войны. 1941 – 1945: Рассекреченные документы. Хроника событий. Книга 1. – Краснодар, 2005)
В станице Лабинской, к сожалению, эвакуационные мероприятия не успели провести. Немецкие части наступали стремительно. 7 августа в 7 часов утра фашисты уже входили в Лабинскую. Все предприятия остались не поврежденными.
Из материалов Южного штаба партизанского движения:
Уходя из ст. Лабинской, местные советские органы оставили нем¬цам все промышленные предприятия в полной сохранности. Немецкое командование пустило в ход все эти предприятия (мельница, пивова¬ренный завод, маслозавод и др.)
(ЦЦНИКК, ф. 4372, оп. 1. д. 88, л. 18- 18 об, 19. Кубань в годы Великой Отечественной войны. 1941 – 1945: Рассекреченные документы. Книга 1. – Краснодар, 2005)
В тот же день утором был захвачен и весь Лабинский район, руководству которого вместе с частью истребительного батальона пришлось переходить реку Лабу вброд, так как мост уже был взорван, «и через реку около моста шел бой между нашими войсками и немцами».
О том, как в Лабинском районе складывалась оперативная обстановка начала августа сорок второго можно проследить по документальным источникам и воспоминаниям участников событий, как с советской стороны, так и со стороны противника
Из мемуаров генерал-лейтенанта артиллерии Александра Ивановича Нестеренко, в годы Великой Отечественной войны командовавший одним из первых в Советской Армии реактивным минометным полком. С мая 1942 г. возглавлял оперативную группу гвардейских минометных частей (ГМЧ)...Черноморской группы войск Северо-Кавказского фронта:
Над Армавиром кружились фашистские самолеты. В центре города рвались бомбы и пылали пожары. У моста арьергардные части 1-го отдельного стрелкового корпуса вступили в бой. 14-й дивизион Москвина, 58-й Сидорова, 48-й Логвинова и сводная батарея 43-го гвардейского минометного полка своим огнем прикрывали переправы на реках Синюха и Чамлык.

Танки и мотопехота врага стали обходить их фланги, угрожая окружением. 6 августа дивизионы отошли за реку Лаба.
С помощью штаба 14-го дивизиона нам удалось объединить их действия на участке Лабинск, Курганная. 14-й и 58-й дивизионы огнем срывали все попытки врага форсировать Лабу.
В ночь на 7 августа мы с Ломаковским выехали в Белореченскую, в ВПУ фронта...
В Белореченской мы встретились с Р. Я. Малиновским, доложили ему о состоянии своих частей и отданных нами боевых распоряжениях. Как всегда, Родион Яковлевич спокойно и внимательно выслушал нас и рекомендовал выехать в Майкоп, чтобы гвардейскими минометными дивизионами усилить оборону этого очень важного направления.

В своем штабе мы срочно оформили приказ, устно отданный в Лабинске, и выехали в Майкоп. В приказе гвардейским минометным частям ставилась совершенно самостоятельная задача — держать оборону, прикрывать отход наших войск к Майкопу и вести борьбу с танками противника.
На участке фронта от Курганной до Лабинска вела тяжелые оборонительные бои 40-я механизированная бригада. Она занимала оборону на широком фронте, имея чрезвычайно слабое артиллерийское усиление. В направлении Майкопа отходили подразделения частей 18-й и 12-й армий. Это были мелкие группы без артиллерии и противотанковых средств.


Нам надо было объединить усилия гвардейских минометных дивизионов, чтобы поставить на пути врага мощный огневой заслон. Посоветовавшись с Ломаковским, я решил старшим начальником ГМЧ этого направления назначить капитан-лейтенанта А. П. Москвина, очень храброго и решительного человека, комиссаром — батальонного комиссара Е. Я. Юровского, рассудительного и волевого офицера. В состав подгруппы вошли 14, 58, 48-й отдельные дивизионы и сводная батарея 43 гмп.

Перед Москвиным стояла задача — установить связь с 40-й механизированной бригадой, штаб которой находился в Унарково, совместно с командиром бригады разработать план обороны на реке Лаба и не допустить продвижения противника к Майкопу.


В ночь на 9 августа штаб опергруппы разместился в Хадыженской, на ее северо-западной окраине. Утром мы должны были представиться Маршалу Советского Союза С. М. Буденному. Штаб готовил нам справку о состоянии частей. И вдруг неожиданно появился Москвин. Вид у него был озабоченный.
- Что случилось, Арсений Петрович? - спросил я.
- Танки противника форсировали реку Лаба южнее Лабинска, обходят нас справа, идут на Майкоп. Все попытки гитлеровцев форсировать Лабу на участке Курганная, Лабинск нами отбиты. Прошу разрешения срочно отвести дивизионы к Майкопу.
Москвин был прав: следовало немедленно снимать дивизионы с рубежа реки Лаба и перебрасывать их на оборону Майкопа. Однако для этого нам требовалось разрешение маршала С. М. Буденного. Ломаковский, Москвин и я срочно выехали к нему. Мы ехали с тревожным сообщением и крайне неприятной просьбой... Но другого выхода у нас не было. Если наши части не отойдут к Майкопу, фашистские танки и мотопехота могут ворваться в него и закрыть выход в горы.
Около пяти часов утра мы подъехали к ВПУ фронта. Наше внезапное появление и просьба взволновали Семена Михайловича Буденного. Нам пришлось выслушать немало горьких упреков. Однако обстановка была такова, что нельзя было не согласиться с нашими доводами. Требовалось отвести «катюши» и готовиться к решительным боям в горах...
Героические действия 383-й стрелковой дивизии генерала К. И. Провалова приостановили дальнейшее продвижение противника на майкопском направлении. Встретив упорное сопротивление под Майкопом, гитлеровцы начали наступление на правом фланге 18-й армии в направлении на Апшеронск и Нефтегорск...
(Нестеренко А. И. Огонь ведут «катюши». - М., 1975. – С. 170 – 172)
А вот как те августовские события описывались со стороны противника - в мемуарах участника гитлеровского наступления – Вильгельма Тике в его книги «Марш на Кавказ. Битва за нефть. 1942/1943»:
Шестого августа 13-я танковая дивизия захватила плацдарм на реке Лаба поблизости от Курганной. Шестнадцатая пехотная (моторизованная) дивизия генерал-лейтенанта Хенрикса в тот же день вышла к Лабе у Лабинской. Все мосты были разрушены. Саперы 13-й танковой дивизии построили гать через заболоченную пойму, по которой протекало большое количество рукавов реки. Легкие разведывательные подразделения 13-й танковой дивизии прошли по мостам и бродам и во второй половине дня 8 августа уже снова пробивались на Майкоп.
Шестнадцатая пехотная (моторизованная) дивизия 7 августа вела бои за переправы в Лабинской. 165-й мотоциклетный батальон ворвался в восточную часть города. За ним следовала колонна 156-го мотопехотного полка. Наступление поддерживала 203-я бригада штурмовых орудий и 3-й дивизион 146-го артиллерийского полка. На окраине города было захвачено 14 самолетов. Стрелки-мотоциклисты дошли до берега Лабы, но дальше продвинуться им не удалось. Немецкое наступление захлебнулось.

В 11.00 116-й танковый батальон и 1-й батальон 156-го мотопехотного полка были отведены на юг до Владимирской, чтобы там перейти через брод, который предстояло разведать, и ударить с тыла по противнику, находившемуся перед 165-м мотоциклетным батальоном. Но все поиски брода были неудачными. В это время генерал-лейтенант Хенрици получил доставленные на «физелер-шторхе» только что сделанные аэрофотоснимки. И снова, как уже было на Маныче, они удивили: на них была видна новая, не нанесенная на карты железная дорога, шедшая через Лабу в направлении гор. С марша генерал-лейтенант Хенрици направил к ней саперный батальон, главные силы 156-го мотопехотного полка и войсковую зенитную артиллерию.

И действительно, существовала новая железная дорога и возле населенного пункта Сасовское (Зассовская – ред.) почти готовый прочный деревянный железнодорожный мост. Рельсы и шпалы были уже уложены. Было нужно только заполнить промежутки между ними, и мост для колесной техники был готов. Рядом с этим мостом находился рабочий мост шириной около 1,5 метра, по которому могли пройти люди и мотоциклы. Но самым замечательным было то, что по эту сторону моста стояло восемь железнодорожных вагонов со шпалами. Саперному батальону оставалось только уложить их на место. Сталин позаботился обо всем.
В это время 165-й мотоциклетный батальон был сменен подошедшим к мосту 60-м мотопехотным полком. Под прикрытием созданного плацдарма 675-й моторизованный саперный батальон подготовил железнодорожный мост для переправы автомобильной техники. 203-я бригада штурмовых орудий и 116-й танковый батальон переправились на другой берег южнее моста по разведанному броду.
Восьмого августа 13-я танковая и 16-я пехотная (моторизованная) дивизии готовились к штурму Майкопа... (Тике В. Марш на Кавказа. Битва за нефть 1942/1943. – М., 2005. – С. 67 – 68)
Первая танковая армия противника при поддержке крупных сил авиации, с боем овладела Армавиром. А к исходу 9 августа ее части ворвались в Майкоп. В этот же день, 9 августа пал Краснодар. К началу сентября 1942 года фашисты захватили почти всю территорию Краснодарского края, за исключение городов Сочи, Туапсе, Геленджик и прилегающим к ним районам. Линия фронта прошла по Кавказскому хребту, на подступах и перевалах которого разгорелись жесточайшие бои – Туапсинское направление, перевалы Санчаро, Марухский, Клухорский...
Элитные горнострелковые соединения противника рассчитывали на быстрый штурм Кавказа. Отборные дивизии, прошедшие выучку в Альпах, намеревались совершить «прогулку по Кавказу». В боях за Кавказ принимал участие 49 горнострелковый корпус особого назначения (КОН), укомплектованный 1-ой и 4-ой горнострелковыми, а также 97-ой и 101-ой мобильными пехотными дивизиями. Помимо этих частей в состав наступающей группировки входили две румынские горнострелковые дивизии. Идущие на Кавказ горно-стрелковые части прошли превосходную альпинистскую и горнолыжную подготовку. Вооружение, экипировка, транспорт, усиленное питание - все было приспособлено для действий в высокогорных районах. Все виды стрелкового вооружения были предельно облегчены. Прицелы оружия были рассчитаны с учётом угла возвышения вплоть до ведения огня вертикально вверх или вертикально вниз. Разборные горные орудия, ящики с боеприпасами поднимали на горные кручи компактные сборные подъемники, работавшие от движков.
Солдаты горно-стрелковых дивизий были обучены всем видам боевых действий в горах: скрытному передвижению, выбору позиций для наблюдения, для огневых точек, для засады и нападения. Экипировка и спецснаряжение соответствовали наилучшим образцам своего времени. У каждого егеря был белый камуфляж, запас толстокожей обуви с триконями, кошки, ледорубы, защитные очки, овечьи варежки, шерстяное белье, специальное стрелковое оружие.
Командный состав был обеспечен картами местности всего театра военных действий и многие из офицерского состава имели личный опыт, полученный на Северном Кавказе. Дивизии имели хорошо налаженную радиосвязь. В любую минуту командование обладало информацией о местонахождении, характере боевой обстановки каждого подразделения.
1-я горнострелковая дивизия носила романтическое название «Эдельвейс». Символом дивизии была эмблема с изображением редкого альпийского цветка эдельвейс. Дивизия была укомплектована исключительно немцами, уроженцами альпийских областей Рейха. 4-я дивизия была укомплектована австрийцами - жителями горной области Тироль, - прирожденными альпинистами и охотниками.


Эти элитные горнострелковые подразделения, двигаясь на Кавказ, проходили и через предгорные лабинские станицы. Так, по воспоминаниям старожилов в самой Лабинской база «эдельвейсовцев» располагалась в нынешнем административном здании аграрного техникума.
Первоначально боевые действия на Кавказе складывались для противника успешно. 21 августа 1942 года скалолазы дивизии «Эдельвейс» водрузили на белоснежных вершинах двуглавого Эльбруса штандарты фашистского рейха. Гитлеровская Германия ликовала. Гебельская пропаганда раструбила на весь мир о скором захвате всего Кавказа. В газетах и журналах пестрели фотоснимки, сделанные на главной вершине Кавказа... Сопровождались снимки победными аншлагами: «Мы – хозяева Европы! Кавказ, потом – нефтяной Баку, а отсюда Иран, Индия!»
Торжество оккупантов было преждевременным. Преодолеть сопротивление стоявших насмерть защитников Кавказа им так и не удалось. Оборону Главного Кавказского хребта от Мамисонского перевала до побережья Черного моря осуществляли войска 46-й армии Закавказского фронта, в состав которой входило несколько горно-стрелковых дивизий. Наши воинские подразделения в большинстве своем не имели ни опыта ведения боев в горной местности, ни специального снаряжения, да и вооружение намного уступало армии противника. Но они выстояли. Образцы мужества и героизма показали советские воины в кровопролитных боях за перевалы Кавказа. Они как будто вросли в горы. Сотни тысяч наших солдат полегли на перевалах, но так и не позволили врагу прорваться в Закавказье и на Черноморское побережье... На Марухском и Клухорском перевалах пятимесячная борьба 394-й стрелковой дивизии увенчалась успехом.


Оккупация
Еще в 1937 году в своей речи перед эсесовцами Гитлер говорил: «... Война против СССР будет резко отличаться от войны на Западе. На Востоке жестокость является благом для будущего». Основой восточной политики фашистов являлся генеральный план «Ост», который рекомендовал истребить 30 миллионов русских, а также довести рождаемость русских и народов Кавказа до более низкого уровня, чем у немцев. (Прибылов Г.В. Михизеева трагедия или «Кубанская Хатынь»)


Сразу же после оккупации немцы объявили кубанскую землю собственностью германского государства и установили «Новый порядок». Террор, преследования, глумления и уничтожение людей – вот что было новой жизнью при оккупантах. «Новый порядок» - это: за невыход на работу – расстрел, за не сдачу продовольствия – расстрел. На все взрослое население накладывалось обязательное выполнение трудовых повинностей. Списки составляли назначенные оккупационными властями квартальные. На биржах труда людей распределяли на работы. В станице Лабинской биржа труда располагалась в здании нынешнего Центра детского творчества. Так во многих станицах на полевых работах люди трудились с 6 до 19 часов.


Из материалов Южного штаба партизанского движения
Население станиц привлекается для уборочных сельхозработ, обо¬ронительных работ, строительства и ремонта дорог.
Германское командование оставило в силе коллективное владе¬ние землей. Те граждане, которые не состояли в колхозе, были объеди¬нены по 10 дворов для окончания сельхозработ в 1942 г. Все население было занято в уборке урожая 1942 года. По приказу германского коман¬дования, 50% убранного урожая поступило в фонд обеспечения поли-ции. Каждое лицо, имеющее в своем хозяйстве корову, обязано постав¬лять ежедневно литр молока. Не выполнившие первый раз этого требо¬вания получают 25 розг. Сено, кукурузу, картофель, фураж, фрукты немцы вывозили из станиц по мере потребности стоящих или проходящих войск. Весь рогатый колхозный скот был конфискован и отправлен в глубокий тыл,
По словам населения, в ст. Лабинской немцы открыли базар, где проходила торговля на немецкие и советские деньги, причем одна мар¬ка равняется 10 советским рублям. Как доносила разведка, в ст. Лабин¬ской работают кинотеатры, где идут кинофильмы Работает радио на русском языке. По радио немцы передавали, что Москва, Ленинград и другие города Советского Союза заняты германскими войсками. Оста¬ется уничтожить партизан, и война будет кончена. (ЦДНИКК, ф. 4372, оп. 1. д.88, л. 18 – 18 об, 19. Кубань в годы Великой Отечественной войны. 1941 – 1945: Рассекреченные документы. Хроника событий. Книга 1. – Краснодар, 2005)
Первоначально гитлеровцы пытались заигрывать с мирным населением. Вся пропагандистская машина была направлена на то, чтобы представить фашистский режим, как власть «освободителей» и «благодетелей». Гитлеровские стратеги рассчитывали на поддержку со стороны казачества и кавказских народов. Листовки, газеты, кинофильмы, радиопередачи – все было пущено в ход для «умиротворения» населения и привлечения его к пособничеству.
В фондах Лабинского музея хранится коллекция немецких листовок, и среди них – «Голос правды». Эти образцы вражеской пропаганды были найдены жителем Лабинска при разборке старого дома. На чердака мужчина нашел немецкую каску, внутри которой лежала записка немецкого солдата Питера Рота к некой Грете Кпемер, написанная 15.12.1942, и пачка листовок «Голос правды». Листовки, датируемые октябрем 1942 года, были напечатаны на страницах советских газет:
«Голос правды». Читайте, что говорят ваши товарищи, взятые в плен или перешедшие на нашу сторону добровольно. Читайте и сделайте выводы!
«Мы перешли к вам не из-за боязни за свою – жизнь, а лишь только потому, что твердо уверены, что правда на вашей стороне. Слишком много людей погубил большевизм. Сталинскому террору нужно положить конец. И мы – русские, должны этому помочь...» (Из заявления старшего сержанта Федора С. И его 15 товарищей – бойцов Красной Армии, добровольно перешедших вместе с ним на сторону немцев 14.9.42 на Северо-Кавказском фронте).
Немецкое командование не объявляет фамилий военнопленных и не называет воинских частей, в которых они служили, по понятным для вас причинам. Эта листовка действительна как пропуск для неограниченного числа бойцов и командиров. (Из фондов Лабинского музея)
Но гитлеровские стратеги просчитались. Встретив повсеместно сопротивление местного населения, каратели перешли к политики массового уничтожения мирных жителей.


Зверские методы расправы с советскими людьми внедрялись оккупантами повсеместно. В одной из листовок солдату вермахта говорилось: «У тебя нет сердца и нервов, на войне они не нужны. Уничтожь в себе жалость и сострадание – убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик – убивай, этим ты спасешь себя от гибели, обеспечишь будущее твоей семьи и прославишься на веки». (Прибылов Г.В. Михизеева трагедия или «Кубанская Хатынь»)


Разрабатывались новые формы и методы массового уничтожения людей. «Индустрией смерти» стали изобретенные немецкими учеными специально оборудованные автомашины, которые получили известность среди населения как «душегубки». Впервые фашисты примени «душегубки» в Краснодаре. По воспоминаниям очевидцев эти страшные машины использовали и в станице Лабинской.


За время оккупации фашисты замучили в душегубках более 6.000 человек, из них 1/3 дети. С особой жестокостью относились оккупанты к детям. Они понимали, что дети – это будущее нашей нации. Нет детей, нет и народа - таким лозунгом руководствовались гитлеровцы, творя зверства на нашей земле. После освобождения Краснодарского края советскими солдатами будет обнаружено множество детских стихийных захоронений.
Говоря о репрессиях, которые творили оккупанты на лабинской земле, никак нельзя умолчать, о совершенном ими злодеянии на Михизеевой Поляне. Михизеева Поляна – название маленького поселка лесорубов, затерявшегося в Махошевских лесах. За предполагаемую связь местного населения с партизанами 13 ноября 1942 года он был полностью уничтожен. Всего в тот трагический день на Михизеевой Поляне было расстреляно 207 человек: 20 мужчин, 72 женщины и 115 детей.


Пол года хозяйничали фашисты на лабинской земле. Станица Лабинская была занята частями 6/505 и 23148 «СС» дивизии «Викинг». Новая власть в лице коменданта района Киндера, ортс-коменданта доктора Тэвиса, его заместителя Гауптманна Шульца, шефа - Альбертом Гоффертом, обер-ефрейтора "СС" 4; шефа фронта Миллера и их пособников: бургомистра станицы Лабинской Алиева, начальника полиции Плужникова, его заместителя Н. Богуша, шефа конной жандармерии Ф. Салмина практически ежедневно проводила массовые расстрелы, пытки, издевательства над советскими гражданами. За время оккупации в Лабинской было уничтожено 2,5 тысячи человек. В основном это мирные жители – женщины, старики, дети. Камера пыток гестапо находилось в подвале здания нынешней начальной школы СОШ № 6. Массовые расстрелы проходили за железной дорогой. До оккупации там базировался военный аэродром. В огромных, вырытых в земле ангарах, маскировались самолеты. Когда пришли немцы, эти ангары и стали братскими могилами для сотен наших земляков. После освобождения в братских захоронениях было обнаружено 1316 человек. Из них женщин - 793, детей в возрасте от грудного до 16 лет - 294, мужчин - 229. Многие из погибших перед смертью перенесли страшные пытки, тела их изуродованы до неузнаваемости. Почти 600 человек расстрелянных не было возможности опознать из-за нанесенных увечий: выколоты глаза, отрезаны носы, изувечены лица, тела. Даже родные не могли узнать своих близких по одежде, так как перед расстрелом людей раздевали.


Среди казненных за железной дорогой был бывший лабинский милиционер Островский Ф.И.. До войны он служил адъютантом при начальнике НКВД Константинове И.Ф. Во время оккупации, по заданию руководства партизанского отряда, Федор Иванович остался в станице для ведения подпольной деятельности. По наводке предателя Островского схватили. Несмотря на все жестокие пытки, мужественный подпольщик так и не выдал своих товарищей. В конце декабря 1941 г. он был расстрелян. (Записано со слов Зинченко А.Н., племянника Ф.И. Островского). В 1968 году улица Владимирская была переименована в улицу имени Ф.И. Островского.


В Акте о злодеяниях фашистов на Лабинской земле одним из первых записано имя партизанки Свашенко Анны Дмитриевны, зверски замученной оккупанта.
Аня Свашенко родилась в 1915 году в станице Владимирской. Она росла скромной общительной девочкой, была хорошим товарищем, исполнительной примерной ученицей. У тех, кто помнил Аню, она так и стояла перед глазами: весело смеющаяся, счастливая... Аня много читала. Без книг не могла жить. После окончания семилетней школы Анна Свашенко по путевке райкома комсомола работала воспитателем во Владимирском детском доме. Очень много времени, сил и энергии отдавала воспитанию беспризорных детей.


Грянула Великая Отечественная война. Девушка ушла в Лабинский партизанский отряд, где стала разведчицей. Она отличалась храбростью, решительностью и смекалкой. Много раз она выполняла самые сложные поручения командования: проникала в станицу Баговскую, село Мостовское, город Майкоп, где распространяла среди населения партизанские листовки, рассказывала жителям правду о положении на фронте, собирала ценные сведения о расположении и передвижении войск противника, доставляла подпольщикам листовки и сводки Советского Информбюро. Немцы в это время принуждали население района к работам по уборке хлеба, восстановлению дорог, по розыску скота в горах, запугивая людей, распространяли слухи о падении Москвы, Сталинграда, о скорой победе Гитлера. Нужно было послать в станицу Лабинскую человека, который бы вел разъяснительную работу среди населения. Командир партизанского отряда Н.А. Холхунов, начальник штаба К.И. Иорданов долго думали над тем, кого послать. И выбор пал на Аню, как отважную и проверенную партизанку.


5 декабря 1942 года девушка вместе с группой товарищей под покровом ночи пробралась в Лабинскую. В это время в станице активно работало молодежное подполье, которым руководили Дима Шервашидзе и учительница Любовь Антоновна Шитова. Аня установила связь с «юными мстителями» и приступила к работе. Вместе с подпольщиками она писала от руки листовки с сообщениями Советского Информбюро, полученными в партизанском отряде, а по утрам отправлялась на рынок и с помощью подруг распространяла их среди жителей станицы. Аня устроилась на консервный завод. Вместе с подпольщицами она травила приготовленную для отправки на немецкий фронт продукцию.


По воспоминаниям Л.А. Шитовой, Анна очень рвалась во Владимирскую, чтобы навестить родных, успокоить мать. Подпольщики отговаривали девушку, не пускали ее, но Анна была непреклонна. Она все-таки пошла во Владимирскую, не зная, что полицаи давно следят за ее домом. Когда девушка пришла домой, ее выследили и схватили. Сначала Анну пытали во Владимировсккой, а потом, ничего от нее не добившись, переправили в Лабинскую. Ежедневно по несколько раз гестаповцы выгоняли мужественную партизанку полураздетую, босую на мороз, а потом снова допрашивали. Однажды гестаповцы так избили девушку так, что она не могла сама дойти до камеры. Они за косу волоком дотащили ее до двери и бросили на холодный цементный пол. Очнувшись, Аня почувствовала острую боль во всем теле. Мучила жажда. Вспомнила о друзьях-партизанах, о матери, отце. Надо было сообщить им о себе. И, найдя кусок измятой газеты, огрызок карандаша, с трудом написала: «Дорогая мама, не плачь родная. Я погибну, но правда восторжествует. Всех нас не перебьют, нас миллионы. Все равно за пролитую кровь нашу отомстят мерзавцам. А от меня они ничего не добьются, предателем я никогда не стану. Прощай, мама. Твоя Аня. 4 января 1943 года».
5 января, ничего не добившись, фашисты казнили Анну. Они изрезали у девушки лицо, грудь, выкололи глаза и, наконец, прокололи штыком. (Владимирская Зоя // Провинциальная газета. - 20 февраля 1991. - № 58)
После освобождения станицы Лабинской тело мужественной партизанки было найдено при раскопках среди трупов советских граждан, замученных и казненных в дни оккупации. Анну Дмитриевну Свашенко похоронили в братской могиле станицы Владимирской.
В первые же дни после освобождения в станице была создана специальная комиссия по расследованию зверств и злодеяний фашистских захватчиков на территории Лабинского района. В тяжелейших душевных и физических условиях с 7 февраля по 18 марта 1943 года проходило опознание погибших. Комиссией в составе представителя Совета депутатов Никитина, а также Плешивой от Лабинского райкома партии, врачей-экспертов Дьяковой и Хлебович и граждан Кривенко, Лапиной, Васюковой... (всего 8 человек от разных организаций и учреждений) был составлен Акт о злодеяниях фашистов на Лабинской земле. Останки расстрелянных были изъяты из траншей, убежищ, ям и перезахоронены в братские могилы за железнодорожным полотном у реки Куксы. В 1945 году там появилось братское кладбище. Сейчас на этом месте расположен мемориальный комплекс, стоит памятник. Скульптура солдата со скорбно приспущенным знаменем и женщины, возлагающей венок, была выполнена скульпторами Московского государственного фонда и установлен на постамент в 1961 году.


Продолжение следует...

Фото

1.Если завтра война… Призывник Булахов со своей овчаркой перед службой в армии. Фото, ст. Лабинская, 1938 год. Из фондов Лабинского музея


1.Если завтра война… Призывник Булахов со своей овчаркой перед службой в армии. Фото, ст. Лабинская, 1938 год. Из фондов Лабинского музея

2.Карта боевых действий на Северном Кавказе с 25 июля  по ноябрь 1942 г..
2.Карта боевых действий на Северном Кавказе с 25 июля  по ноябрь 1942 г..

3.Каска советского солдата. Из фондов Лабинского музея
3.Каска советского солдата. Из фондов Лабинского музея

4.Бой ведут легендарные «катюши» - реактивно установки гвардейских минометных частей (ГМЧ). Фото, действующая армия. Из фондов Лабинского музея
4.Бой ведут легендарные «катюши» - реактивно установки гвардейских минометных частей (ГМЧ). Фото, действующая армия. Из фондов Лабинского музея

5.Линия фронта прошла по Кавказскому хребту, на подступах и перевалах которого разгорелись жесточайшие бои. Фото 1960-х годов. Из фондов Лабинского музея
5.Линия фронта прошла по Кавказскому хребту, на подступах и перевалах которого разгорелись жесточайшие бои. Фото 1960-х годов. Из фондов Лабинского музея

6.Отриконенные горные ботинки входили в экипировку альпийских частей противника. Найдены в верховьях Лабы. Из фондов Лабинского музея
6.Отриконенные горные ботинки входили в экипировку альпийских частей противника. Найдены в верховьях Лабы. Из фондов Лабинского музея

7.Альбом немецкого горного стрелка с засушенным цветком эдельвейс – эмблемой 1-й горнострелковой дивизии - и фотографиями альпийских пейзажей. Из фондов Лабинского музея
7.Альбом немецкого горного стрелка с засушенным цветком эдельвейс – эмблемой 1-й горнострелковой дивизии - и фотографиями альпийских пейзажей. Из фондов Лабинского музея

 Памятник советским воинам, погибшим в боях за горный перевал Адзапш. Установлен лабинскими школьниками в 1965 году. Фото, 1960-е. Из фондов Лабинского музея
8. Памятник советским воинам, погибшим в боях за горный перевал Адзапш. Установлен лабинскими школьниками в 1965 году. Фото, 1960-е. Из фондов Лабинского музея

1965 год. Поход лабинских туристов на горные переваля по местам боев и установка памятников
8.ДОПОЛНЕНИЕ. 1965 год Поход лабинских туристов на горные переваля по местам боев и установка памятников (1)


8.ДОПОЛНЕНИЕ. 1965 год Поход лабинских туристов на горные переваля по местам боев и установка памятников (2)


8.ДОПОЛНЕНИЕ. 1965 год Поход лабинских туристов на горные переваля по местам боев и установка памятников (3)


8.ДОПОЛНЕНИЕ. 1965 год Поход лабинских туристов на горные переваля по местам боев и установка памятников

Хлеб войны. Жительница Лабинска Лидия Васильевна Ефремовская долгие годы хранила его...
9.Хлеб войны. Жительница Лабинска Лидия Васильевна Ефремовская долгие годы хранила его...

Листовка «Голос Правды», октябрь 42-го года.  Образец немецкой пропаганды. Из фондов Лабинского музея
10.Листовка «Голос Правды», октябрь 42-го года.  Образец немецкой пропаганды. Из фондов Лабинского музея

Листовка-пропуск для перебежчиков с обращением немецкого командования
11. Листовка-пропуск для перебежчиков с обращением немецкого.. (1)

Анна Свашенко – разведчица Лабинского партизанского отряда из станицы Владимировской. Замучена фашистами в начале 1943 г. Фото довоенное, ст. Владимирская
12.Анна Свашенко – разведчица Лабинского партизанского отряда из станицы Владимировской. Замучена фашистами в начале 1943 г. Фото довоенное, ст. Владимирская

Лабинский милиционер-подпольщик Островский Ф.И. со своей женой Надеждой. Фото, ст. Лабинская, 1931 г. Из семейного архива Зинченко А.Н., племянника казненного фашистами милиционера.
13.Лабинский милиционер-подпольщик Островский Ф.И. со своей женой Надеждой. Фото, ст. Лабинская, 1931 г. Из семейного архива Зинченко А.Н., племянника казненного фашистами милиционера.

Справка Лабинского райисполкома, выданная гражданке Островской Марии Васильевне о казни немецкими оккупантами ее сына Островского Федора Ивановича. Ст. Лабинская, 1943 г. Из семейно
14.Справка Лабинского райисполкома, выданная гражданке Островской Марии Васильевне о казни немецкими оккупантами ее сына Островского Федора Ивановича. Ст. Лабинская, 1943 г. Из семейно



Актуальность
( 0 оценок )

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Основной принцип - «посетил - отпишись». 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

 Комментарии предназначены для общения и обсуждения , а также для выяснения интересующих вопросов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама, заявления, связанные с деятельностью компании.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Актуальность
0/12
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать